Сказка Принц Кролик — Алан Милн

Принц Кролик читать

Сказка Принц Кролик - Алан МилнЖил-был Король, и не было у него детей…
Случалось, он говаривал Королеве: «Ах, если бы только у нас был сын!» И Королева отзывалась: «Если бы был!» А в другой раз, бывало, он вздыхал: «Эх, если бы у нас была дочь!» И тогда Королева вздыхала в ответ: «Да, если бы у нас была дочь»… Но детей у них не было.
И так как годы шли, а в Королевском Дворце по-прежнему не рождался наследник, люди начали спрашивать друг друга, кто же будет следующим Королем, который будет ими править? Одни утверждали, что Королём станет Канцлер, а это досадно, так как Канцлера никто не любил. Другие говорили, что Короля у них вообще не будет, а и это не лучше. Правда, совсем бедняки, те считали, что без Короля, как раз, жить очень неплохо. Но те, кто был рангом повыше, говорили, что хоть с одной стороны без Короля и неплохо, да с другой стороны — без него, как без рук; и поэтому они надеялись, что во Дворце родится маленький Принц. Но Принц так и не родился.
Однажды на аудиенции Канцлер решился поговорить с Королём о том, что волнует народ.
— Ваше Величество… – начал Канцлер и замолчал, не зная, как лучше приступить к делу.
— Да? — сказал Король.
— Позволит ли Ваше Величество мне высказать моё мнение?
— Что ж, попробуй, — сказал Король.
Ободренный этим, Канцлер перешёл к самому делу.
— В случае смерти Вашего Величества…- тут Канцлер закашлялся и начал снова.
— Если Ваше Величество когда-нибудь помрёт, чего, без сомнения, никогда не случится… я говорю в том смысле, Ваше Величество, что ваши верные подданные надеются… то есть я хочу сказать, они молят Небо, чтобы эта горькая чаша их миновала… Но допуская хоть на секунду… то есть, позволив себе это нелепое предположение…
— Ты сказал, что собираешься высказать своё мнение,- прервал его Король.- Не так ли?
— Да, Ваше Величество.
— Тогда я о нём невысокого мнения.
— Благодарю вас, Ваше Величество.
— Ты, верно, хотел спросить: «Кто будет следующим Королем?»
— Именно так, Ваше Величество.
— А! — Король сделал паузу. Потом выразительно посмотрел на Канцлера,- пока, если хочешь, я могу точно сказать тебе, кто им не будет.
Канцлер не стал добиваться, о ком идёт речь, чувствуя, что в данной ситуации ответ напрашивается сам собой.
Король помолчал с минуту, затем спросил:
— Что ты предложишь сам?
— Ну… Ваше Величество может выбрать преемника среди молодой знати королевства -с кислым видом промямлил Канцлер, — а для того, чтобы избрать достойнейшего, назначить им то состязание, какое будет угодно Вашему Величеству…
Нахмурясь, Король потянул себя за бороду.
— Нужно сделать не одно, а несколько состязаний. К ним допускаются все желающие благородного происхождения и моложе двадцати лет. Проследи за этим.
Тут взмахом руки Король отпустил Канцлера, который, по многолетней привычке, пятясь, словно рак, покинул Дворец.

На следующее утро было объявлено, что всякий, кто имеет честолюбивое намерение бороться за право быть преемником Короля, и, при этом, благородного происхождения и моложе двадцати лет – может участвовать в состязаниях, которые Его Величество пожелает им назначить. Первое состязание — бег, состоится через неделю. Народ ликовал, ведь всем хотелось, чтобы страной правил человек, которого можно уважать, а, надо сказать, что умение быстро бегать считалось в том королевстве большим достоинством.
В назначенный день в городе царила ужасная суматоха. Вдоль дистанции забега, проходившей вокруг Дворца, толпился народ, а на финише, в специально построенном Павильоне, сидели Король и Королева. В этот же Павильон приводили участников состязания, чтобы представить там Их Величествам. В забеге участвовали девять красивых, статных, и, (как следовало считать), умных юношей из знатных семей.
И… еще один Кролик.
Канцлер впервые заметил Кролика, когда, выстроив в ряд участников забега, прикалывал им на спину номера и давал необходимые инструкции. Номера эти были для того, чтобы зрители могли хоть как-то различить участников.
— Давай, давай, скачи отсюда, — вежливо сказал Канцлер Кролику и попытался дать ему хорошего пинка. — Тут только для участников!
— Я тоже участник! — воскликнул, отскакивая, Кролик. — Впервые слышу,- продолжал он с достоинством, — чтобы на старте ускоряли пинком одного из участников ответственного забега. Похоже, что вы стараетесь сделать из меня фаворита.
— Но ты же не можешь быть участником,- расхохотались знатные юноши.
— Отчего же? — возразил Кролик.- Прочтите правила.
Канцлер, которого внезапно бросило в пот, перечитал требования.
Кролик, вне всякого сомнения, еще не достиг двадцати лет; явная породистость и белоснежная масть подтверждали его благородное происхождение. Пункта, требовавшего, чтобы участник не являлся кроликом, не нашли. И…
— И,- заявил Кролик, — я имею честолюбивое намерение стать преемником Короля! Все условия соблюдены. А теперь, давайте приступим к состязаниям в беге!

Да, но вначале участников забега следовало представить самому Королю. Один за другим они подходили к нему… и последним —
— А это, — с самым безразличным видом произнёс Канцлер, — Кролик…
Кролик грациозно и учтиво поклонился сначала Королю, затем Королеве. Но не смотря на это, Король в изумлении воззрился на него. Затем он обратился к Канцлеру.
— А это что такое?!
Канцлер пожал плечами.
— Его желание участвовать не испытывает недостатка законных на то оснований.
— Ваше Величество, Канцлер хочет сказать, что все в порядке,- перевёл на нормальный язык Кролик.
Неожиданно Король рассмеялся.
— Начинайте, — сказал он. — Потом мы всегда сможем провести еще один забег и определить, кто будет нашим новым Канцлером!
Итак, забег начался. Юный Лорд Каломель под всеобщее ликование закончил дистанцию вторым; его приветствовали не только Их Величества, но и Кролик, пришедший к финишу первым и уже с четверть часа бездельничавший в Королевском Павильоне.
— Прекрасная техника, Ваше Величество, — сказал, обращаясь к Королю, Кролик. — И вообще, он выглядит самым многообещающим.
— Да, самым, — мрачно отозвался Король. — Настолько, что я не желаю в дальнейшем беспокоить других претендентов. Следующее состязание состоится лишь между вами двумя.
— Пожалуйста, только не новый забег, Ваше Величество. Это было бы крайне несправедливо по отношению к его Светлости.
— Нет, не бег. Поединок.
— О! Какой именно?
— На мечах, — ответил Король.
— Я немножко подзабыл фехтование, но, полагаю, через день или два…
— Состязание состоится сейчас,- отрезал Король.
— Ваше Величество имеет в виду — как только Лорд Каломель сумеет отдышаться?
Король ничего не ответил и обратился к Канцлеру.
— Скажи молодому Лорду… как его?.. да! – Кало-Мелю, что я желаю, чтоб он через полчаса сразился с этим вот… Кроликом.
— Молодым Лордом Кроликом,- насмешливо прошептал один из участников забега Канцлеру.
— Сразился с ним за моё Королевство.
— Будьте так любезны, одолжите мне меч, – попросил Канцлера Кролик. — Только самый маленький. Я не хочу его калечить.
И вот, полчаса спустя, на ровной травяной лужайке перед Павильоном начался поединок. Он был коротким, но напряжённым. Каломель взмахнул своим длинным мечом, зажатым в могучей руке, и ринулся на Кролика; а Кролик, зажав свой коротенький меч в зубах, бросился в ноги сопернику. Не ожидавший этого Каломель рухнул на землю. Но когда юный Лорд поднялся с земли, и, несмотря на сломанную правую руку, с неизменной отвагой сжал меч в левой, толпа заликовала. Кролик на мгновение выпустил из зубов свой меч и тоже зааплодировал. А затем вновь схватил меч и, запутавшись в ногах соперника, снова свалил Лорда Каломеля. На этот раз тот вывихнул себе ступню и остался лежать ничком.
Кролик затрусил к Королевскому Павильону и выронил меч Канцлеру на колени.
— Большое спасибо,- сказал он.- Я победил?
Король помрачнел и потянул себя за бороду.
— Будут ещё другие состязания,- проворчал он.
Но какие ещё устроить? Было ясно, что Лорд Каломель не мог долее состязаться в силе. Что же тогда? Оставался ум.
— В конце концов,- сказал Король Королеве в тот вечер, ум – это то качество, которое не мешает при правлении.
— Ты так думаешь? — с сомнением спросила Королева.
— Я это знаю! — сердито отрезал Король.
— Ох,- вздохнула Королева.
— Есть одна загадка, хранящаяся в Королевской Семье, которую очень любил мой отец; до сих пор никто не смог её разгадать. Её и сделаем нашим последним испытанием.
— Что это за загадка?
— Я полагаю, она звучит так,- Король задумался на мгновение, а затем продекламировал, отбивая такт рукой.

Услада – моё первое
Хоть скажут про него:
«Ни чёрное, ни белое –
Поди, пойми его!»

Второе – всё наоборот:
Как день, так спать оно идёт.
А «в целом» я – могу летать
И на деревья залезать,
Порой – моря переплывать…

— И каков ответ? — спросила Королева.
— Насколько я помню,- сказал Его Величество,- это или «соня», или «малина».
— Но «соня» тут не при чём,- удивилась Королева.
— Так же, как и «малина»,- подтвердил Король.
— Так как же они смогут отгадать её?
— Никак. Тут нужно заранее знать ответ. Моя идея в том, чтобы юному… как его? – юному… Калупелю сообщили по секрету ответ, и тогда он победит в состязании.
— Разве это честно? — с сомнением спросила Королева.
— Да,- ответил Король.- А как же? Иначе бы я этого не предлагал!
И вскоре Канцлер объявил о заключительном состязании между юным Лордом Каломелем и Кроликом. Им предстояло отгадать старинную загадку, ответ на которую был известен лишь членам Королевской Семьи. Каждому из соперников была послана копия текста загадки, и, неделю спустя, им надлежало предстать перед Их Величествами и Двором и дать свой ответ. К копии для Лорда Каломеля была приложена записка: «От друга. Ответ — «соня». ЗАПИСКУ СОЖГИТЕ!»
В назначенный день Каломель и Кролик предстали перед Их Величествами. Они поклонились Их Величествам и им милостиво разрешили сесть, так как нога Лорда Каломеля всё еще болела. И когда Канцлер призвал собравшихся к тишине, Король огласил ещё раз условия состязания.
— А ответ на загадку,- заключил он,- находится в этом запечатанном свитке, который я отдаю Канцлеру, чтобы тот вскрыл печати после того, как соперники скажут нам, что они думают по этому поводу.
Народ, не зная, как на это надо реагировать, на всякий случай негромко похлопал.
— Первым я хочу спросить Лорда… как его? – да! – Пусто-Меля,- продолжал Король. Он посмотрел на его Светлость и его Светлость слегка кивнул в ответ. Заметив этот знак, Кролик про себя усмехнулся.
— Итак, Лорд Тупо-Мель, каков, по-твоему, лучший ответ на эту загадку?
Юный Лорд изо всех сил попытался придать своему лицу умное выражение и сказал:
— Есть много возможных ответов на эту загадку, но лучшим, как мне кажется, будет «соня».
— Пусть кто-нибудь запишет его ответ, — сказал Король; после чего главный Секретарь записал: «Лорд Каломель — «соня».
— Теперь,- Король обратился к Кролику,- что ответишь ты?
Кролик, всю неделю придумывавший разные ответы, один мудрёнее другого, скромно потупился.
— Итак? — Король не отрывал глаз от Кролика.
— Ваше Величество,- с напускной скромностью отвечал Кролик,- я высоко ценю ум Лорда Каломеля, но в данном случае он, как мне кажется, ошибается. Правильный ответ тут не «каль-соны», а «соня».
— Я и сказал «соня»! — негодующе закричал Каломель.
— А мне вот послышалось, что вы сказали «каль-соны»,- возразил Кролик.
— Без сомнения, он сказал ”соня”, — ледяным тоном подтвердил Король.
— Нет, ”кальсоны”! – настаивал Кролик.
— Лорд Каломель — «соня»,- прочел главный Секретарь.
— Вот видите теперь!- радостно кричал, обращаясь ко всем и каждому, Каломель.- Не «кальсоны»! Не «кальсоны»!! Я не говорил «каль-соны»!!!
— Мои извинения,- спокойно произнёс Кролик и поклонился.- Что ж, значит, мы оба правы, так как правильный ответ действительно «соня».
Канцлер сломал печать, развернул свиток и, к изумлению почти всех присутствующих, громко прочел: «Соня».
— Кажется, Ваше Величество,- Канцлер явно был сбит с толку,- они оба одинаково правы.
Король нахмурился. Он почувствовал, что каким-то непонятным образом его обвели вокруг пальца.
— Ваше Величество, осмелюсь предложить, — выручил Канцлер.- Следует задать им еще один вопрос, из другой области знания, но чтобы они ответили на него прямо сейчас, в присутствии Вашего Величества. Например, что-нибудь из высшей математики, которую не мешает знать будущему Королю.
— Что именно? — спросил Король, немного нервничая.
— Ну, например… Сколько будет семью шесть? – громко спросил Канцлер, и, прикрыв рот рукой, прошептал Королю — сорок два. Ни один мускул не дрогнул на лице Короля, но он очень задумчиво посмотрел на Лорда Каломеля. Скорее всего, Милорд ответа не знал.
— Ну? — с явной неохотой сказал Король.- Каков ответ?
— Пятьдесят четыре!- выпалил Лорд Каломель и выпучил глаза.
— А ты что скажешь? — обратился Король к Кролику.
Кролик задумался, что бы сказать. До тех пор, пока он даёт те же ответы, что и Каломель, он состязания не проиграет, но тут правильным ответом было «сорок два». Причём Король, который «никогда не ошибается», даже в арифметике, мог посчитать, что будущему правителю страны в данной ситуации приличнее ответить «пятьдесят четыре». С другой стороны, ответ ”сорок два” был надёжнее.
— Ваше Величество,- начал Кролик,- есть несколько возможных ответов на эту исключительно интересную головоломку. На первый взгляд, наиболее очевидным решением тут является «сорок два». Возражая, можно сказать, что такому ответу недостаёт оригинальности. Мне давно казалось, что такая прогрессивная страна, как наша, должна иметь новые правила счисления. Давайте считать, что теперь семью шесть будет «пятьдесят четыре». Но, если Ваше Величество предпочитает старую систему счисления, тогда Ваше Величество и Канцлер Вашего Величества, без сомнения, одобрят ответ ”сорок два”.
После этого Кролик изящно поклонился Их Величествам и своему сопернику и сел.
Король задумчиво почесал затылок в поисках выхода.
— Правильным ответом,- сказал он, — является, то есть, будет, с этого момента, являться – ”пятьдесят четыре”.
— Запиши это,- прошептал Канцлер главному Cекретарю.
— Лорд… эээ?… Калоель дал правильный ответ первым; Кролик, хоть и более полно, ответил вторым, — объявил Король. – Поэтому Лорд… Канитель объявляется победителем.
— Позор!! — пискнул Кролик.
— Кто это сказал?! — грозно вскричал Король.
Кролик обернулся, тщетно пытаясь отыскать в толпе виноватого.
— Однако,- с неудовольствием сказал Король,- для того, чтобы в умах наших подданных не осталось сомнения в абсолютной справедливости проведённых состязаний, сделаем еще одно, дополнительное. Королю частенько приходится выступать с поучениями и наставлениями к своему народу, и тут очень важно умение долго и уверенно стоять на ногах. Следующим состязанием будет, поэтому —
Но тут лорд Каломель так громко издал звук ”гм-гм!”, что Король остановился и посмотрел на него.
— Ладно,- сказал Король. — Состязание состоится через месяц, когда заживёт лодыжка Лорда… Каломеля, и победит тот, кто дольше простоит на двух ногах.
Глубоко задумавшись, Кролик побрёл домой.
А между тем в лесу неподалёку жил чародей, способный совершать много разных чудес. Он мог (как утверждали крестьяне, жившие неподалёку, и, поэтому, бывшие в курсе дела), вытаскивать изо рта разноцветные ленты, готовить рождественский пудинг в шляпе и доставать по меньшей мере десять связанных между собой шелковых носовых платков из бумажного кулька. В тот же вечер, после скромного ужина, состоявшего из салата, Кролик заглянул к чародею.
— Вы можете превратить кролика в человека? — спросил Кролик.
— Я могу,- подумав, отвечал чародей,- превратить рождественский пудинг в кролика.
— Ну, это, говоря откровенно, не слишком остроумно.
— Причём в кролика я могу превратить всё, что вам угодно!- оживился чародей.- Должен признаться, я обожаю это.
Тут у Кролика возникла одна идея.
— А можете вы превратить человека в кролика?
— Однажды я это сделал. Во всяком случае, я превратил ребёнка в крольчонка.
— Когда это было?
— Восемнадцать лет назад. При дворе короля Никодемуса.
Я представлял свои умения перед ним и его доброй Королевой. Я попросил одного из собравшихся дать мне младенца, даже не подумав о том… и получил в руки маленького Принца. Я накрыл его своим пурпурным носовым платком и взмахнул руками. Когда я снял платок… Королева очень огорчилась. Я сделал все, что было в моих силах, но обратного превращения не произошло. Король был истинно великодушен. Он не подверг меня справедливому наказанию и, даже, позволил забрать крольчонка себе. Несколько недель тот жил у меня, а затем неожиданно пропал. Наверно, он убежал в лес и какая-нибудь лиса съела его там, как простую котлету! Бедный, бедный! — и чародей вытер глаза своим пурпурным носовым платком.
— Очень занятно,- произнёс Кролик.- Хорошо, вот что я попросил бы вас сделать…
Месяц спустя великое Стоячее Состязание началось. Когда всё было готово, Король поднялся, чтобы произнести вступительную речь.
— Сейчас мы хотим,- начал он, — провести самое интересное соревнование между двумя нашими кандидатами на трон. По моему сигналу они должны… — Но тут Король замолк. — Что случилось? — изумился он, водружая на нос свои очки.- Где юный Лорд… Кало Мель? И что здесь делает второй кролик? Не было нужды, сударь, приводить сюда брата, — обратился он к Кролику.
— Я — лорд Каломель,- кротко пискнул второй кролик.
— Ох! – вырвалось у Короля.
— Начали! – крикнул Канцлер, который от старости был глуховат и принял королевское «ох!» за сигнал к началу соревнования.
Кролик, который упражнялся в сложном искусстве стоять весь месяц, легко поднялся на задние лапки и застыл. Лорд Каломель, не упражнявшийся вовсе, остался сидеть на четырех. Фокусник, бывший в толпе, довольно усмехнулся.
— И долго я должен так стоять? — спросил Кролик.
— Все это весьма нелепо и досадно,- молвил Король.
— Можно опуститься на четыре лапки? — спросил Кролик.
— Без сомнения, победил Кролик! – злорадно объявил Канцлер.
— Какой кролик?! – сердито вскричал Король.- Они оба тут кролики!!!
— Тот, у кого за левым ухом чёрное пятно,- пояснил Кролик.- Могу я опуститься?
— Ваше величество! – крикнули вдруг из толпы.
— Ну, ну, что там ещё?
Чародей протеснился вперед.
— Можно взглянуть, Ваше Величество? — спросил он дрожащим голосом.- Родимое пятно за левым ухом? Бедный, бедный! Разрешите!
Он схватил Кролика за уши.
— Ой! — пискнул Кролик.
— Это он! Ваше Величество, это он!
— Кто он?
— Сын короля Никодемуса, королевство которого граничит с вашим. Это Принц Сильвио, я узнал его по родимому пятну!
— Именно так!- тут же нашёлся Кролик.- Неужели кто-то из вас не узнал меня сразу?
— У короля Никодемуса был только один сын,- с сомнением заметил Канцлер,- И так как король Никодемус сам никогда не являлся кроликом, (что, впрочем, тоже весьма почтенно), то и у его сына не могло быть ни этих замечательных ушей, ни хвоста, ни усов… И к тому же Принц умер во младенчестве.
— Не умер,- возразил чародей и рассказал свою печальную историю.
— Ясно,- кивнул Король, когда чародей окончил рассказ.- Однако всё это к делу не идёт и на решение повлиять не может. Такие состязания, как это, должны проводиться абсолютно беспристрастно.
Тут он выразительно посмотрел на Канцлера.
— Так кто из них победил?
— Принц Сильвио,- ответил догадливый Канцлер.
— В таком случае, мой дорогой принц Сильвио…
— Одну минутку,- возбужденно перебил Короля чародей.- Я, кажется, нашёл это слово! И хотя я понимаю, что и Ваше Величество желает сказать ещё пару слов… Тут он накинул на Кролика свой пурпурный носовой платок и воскликнул: «Алле-гоп!» — и носовой платок начал подниматься, подниматься и подниматься…
И появился принц Сильвио!
Можете себе представить, как громко заликовал народ. И только Король, (как и положено королям), сделал вид, что ничего удивительного не произошло.
— Итак, мой дорогой принц Сильвио,- продолжил он,- как победитель в ряде исключительно интересных состязаний, вы объявляетесь наследником нашего престола!
— Ваше Величество,- воскликнул Сильвио,- это столь великодушно! Тут он обратился к чародею.- Дайте, пожалуйста, мне ваш платок. Я так тронут, что… готов разрыдаться!
На следующий день принца Кролика перед всем народом провозгласили наследником престола. Однако пурпурный платок он возвратил чародею только после церемонии.
— Ах, чуть не забыл, — сказал он.– Вы вполне можете вернуть Лорду Карамелю его человеческий облик.
Чародей накрыл платком голову Лорда Каломеля, произнес: «Алле-гоп!» – и тот снова превратился в себя самого.
— Большое спасибо,- сказал он. Но сказал это несколько холодно, словно был чем-то недоволен.

Потом все они жили долго и счастливо. Принц Кролик женился на самой прекрасной в тех землях Принцессе; и когда родился у них сын, было много веселья и празднеств. Король устроил пышный пир, на котором множество менестрелей, акробатов и жонглёров развлекали собравшихся. Однако, несмотря на просьбу Принцессы, чародея не пригласили.
— Я слышала, что он так оригинален,- сказала Принцесса своему мужу.
— У него масса занятных фокусов,- отвечал Принц,- но не стоит его приглашать, так как некоторые из них… не отличаются хорошим вкусом.
— Хорошо, дорогой,- согласилась Принцесса.

(Перевод с английского Д.В.К-ва, 2010 год, Гётеборг).
От переводчика.
Почему я перевёл эту Сказку? – Видимо, виной всему просто моя большая любовь к Кроликам. Сам я не переводчик (по профессии я художник). Дело было так.
Как-то раз, не помню уж зачем, я просматривал информацию об А.А.Милне, и мне попалось на глаза – «Принц Кролик, сказка». Эту сказку я не читал. Заинтригованный, я пошёл в магазин купить книжку. Сказали, что на русском и шведском сказка не издавалась (дело было в апреле 2010, издана ли сейчас – не знаю); но Сказка-де есть в продаже на английском. Что ж, купил (на Амазон) на английском. Прочёл, в некоторых местах от души смеялся, очень понравилось.
Я решил перевести Сказку —
1)чтобы просто получить удовольствие от самого процесса перевода интересного мне художественного текста, от поиска неожиданных и смешных русских «форм» (не умею объяснить лучше),
2) чтоб русскоязычные дети могли прочесть и порадоваться.
Занятие оказалось (по неопытности) неожиданно сложным, переводил больше месяца. В двух «тёмных» местах даже советовался с моим сенсеем-англичанином. Так как перевод Сказки некоммерческий (денег за него мне не надо), то и никаких договоров с правообладателями-наследниками я не заключал.
(В скобках замечу, что уже в этом, 2011 году я увидал в Сети чей-то перевод Сказки на русский язык. Этот перевод… как бы это помягче сказать? – это не перевод; это скорее своя, грустная сказка, написанная «по мотивам» весёлой сказки Милна; при этом «обратился» постоянно переводится как «обернулся» и ещё куча самых смешных нелепостей. Я читал и изумлялся – чего ж это все они друг к другу «оборачиваются» — как такое вращение тел не насторожило переводчика?:)
В тексте Милна (соответственно, и в моём), кое-что выделено курсивом – иначе, если читать подряд, пропадает смысловое ударение, в котором вся изюминка; к сожалению, данный редактор курсива не отображает.
(2011-05-01, Гётеборг).
© Copyright: Митя фон Рыбкин, 2011

Пожалуйста, оцените произведение

Оценка / 5. Количестов оценок

Помогите сделать материалы на сайте лучше для пользователя!

Все сказки Алана Милна

- почитайте и другие сказки Алана Милна, которые есть на нашем сайте.